Палачи и киллеры - Кочеткова П. В. - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Кочеткова П. В., Ревяко Т. И.

Палачи и киллеры

Наемники, террористы, шпионы, профессиональные убийцы

ЧАСТЬ I.

НАЕМНИКИ И КИЛЛЕРЫ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Наемники и киллеры убивают за деньги, они составляют категорию людей, для которых убийство является работой.

Два американских журналиста Вилфред Барчет и Дерек Ро-бек, написавшие книгу о наемниках «Проститутки войны», утверждали:

«Сравнение наемников с проститутками очень удачно. В обоих случаях тс, кто тайно покупает человеческую плоть, нисколько не беспокоятся о том, что после будет с живым товаром. Автором этой метафоры является Гус Грильо, американский наемник, оказавшийся в плену. Как бывший гангстер Грильо был хорошо знаком с обеими „профессиями“. При наемничестве основная вина ложится на вербовщиков, этих сводников войны. Если бы не было людей, готовых оплачивать услуги наемников, то наемничество вообще не существовало бы».

Наемные воины известны с глубокой древности. Греческий историк и писатель Ксенофонт доносит до современного читателя картины жизни греческих наемников IV века до нашей эры.

Высадившись на острове Керкира, солдаты осадили город и стали грабить все в округе. Они опустошали обработанные поля, разрушали дома и винные погреба, захватывали много рабов и скота. Воины до того разбаловались, что, по словам Ксенофонта, не хотели пить никаких других вин, кроме отборных старых сортов с «букетом».

Как обычно в наемной армии, дисциплина поддерживалась главным образом регулярной выплатой жалования. Командир спартанцев Мнасипп решил присвоить себе частъ денег. Думая, что из-за начавшегося голода осажденный город скоро сдастся, он распустил часть наемников, а остальным задолжал за два месяца, хотя деньги у него были. Последствия этого были ужасными для командира: не получая оплаты, наемники стали относиться к своим обязанностям небрежно, а часть из них даже покинула войско.

Заметив это, осажденные напали на передовые отряды наемников; когда же Мнасипп бросился на помощь, приказав союзникам (лохагам и таксиархам) вывести в бой наемников, некоторые из них стали возражать, говоря, что трудно заставить повиноваться воинов, не получающих оплачу. В ответ Мнасипп пустил в ход свою палку и заставил подчиниться, однако воины вышли в бой унылые, затаив ненависть против своего работодателя. «Такое настроение войска, идущего в бой, всегда сопровождается самыми скверными последствиями», — замечает Ксенофонт. Союзники были разбиты и в смятении бежали с острова, бросив много вина, хлеба и больных воинов — деталь показательная для морали наемников.

(Маринович Л.П.Греческое наемничество IV века до н.э. и кризис полиса. М., 1975).

Никколо Макиавелли в трактате «Государь» писал: Наемные войска бесполезны и опасны; никогда не будет ни прочной, ни долговечной та власть, которая опирается на наемное войско, ибо наемники честолюбивы, распущенны, склонны к раздорам, задиристости с друзьями и трусливы с врагом, вероломны и нечестивы; поражение их отсрочено лишь на столько, на сколько отсрочено решительное наступление.

В мирное же время они разорят тебя (государя) не хуже, чем в военное неприятель. Объясняется это тем, что не страсть и не какое-либо другое побуждение удерживает их в бою, а только скудное жалование, что, конечно, недостаточно для того, чтобы им захотелось пожертвовать за тебя (государя) жизнью. Им весьма по душе служить тебе в мирное время, но стоит начаться войне, как они показывают тыл и бегут…

Я хотел бы объяснить подробно, в чем беда наемного войска. Кондотьеры (наемники) по-разному владеют своим ремеслом: одни превосходно, другие — посредственно. Первым нельзя доверять потому, что они будут домогаться власти и ради нее свергнут либо тебя, их хозяина, либо другого, но не справившись о твоих намерениях. Вторым нельзя доверять, потому что проиграют сражение.

Наемники славятся тем, что медлительно и вяло наступают, зато с замечательной быстротой отступают».

В эпоху феодализма вербовка королевской рати возлагалась на дворян, и они ревностно охраняли эту привилегию, которая не столько обременяла их, сколько давала им в руки политическое оружие.

Подписывая Великую хартию вольностей, английский король Иоанн Безземельный обязался не использовать иностранных наемников. Правда, это не помешало последующим английским монархам вербовать наемников в свою армию: валлийские наемники обеспечивали Эдуарду I победу над Шотландией, гессенские наемники Георга III проиграли войну против восставших английских колоний в Северной Америке, а гуркхи (непальцы) до сих нор служат в качестве наемников в районах Персидского залива.

Так как в период абсолютизма содержать наемную армию был в состоянии только король, наемники являлись важным инструментом в борьбе против феодалов за укрепление центральной власти. Кроме того, иностранные наемники более надежны, когда возникает необходимость железной рукой подавить народный бунт, поскольку они не питают сочувствия к подданным короля. После гибели наемников не остается вдов и сирот, которых нужно содержать за счет казны.

Когда кончается война, наемники не пополняют ряды безработных, от которых только и жди неприятностей, хотя, конечно, всегда существует опасность перехода наемников на сторону того, кто больше заплатит.

Как профессионалы, наемники всегда владели новейшим оружием, были хорошо обучены приемам и тактике ведения боя. Во время войны Алой и Белой Розы фламандские и немецкие наемники первыми в английской армии использовали огнестрельное оружие. И хотя Уолтер Рэлей и Макиавелли считали наемников ненадежными солдатами, а наемничество разорительным, было бы ошибочно считать, что все деспоты, от Ксеркса до Мобуту, поступали опрометчиво, используя наемников.

Наемники так часто решали исход битвы, что спрос на них сохранился в течение многих столетий.

(Барчет В., Робек Д. Солдаты на продажу. М.,1979).

«Профессия» киллера (наемного убийцы) также известна с глубокой древности. Всегда находились люди, готовые убивать за деньги. Всегда находились те, кто готов был оплатить убийство. Массовой «профессия» киллеров стала в 2О веке, когда в тридцатые годы в США была создана «Корпорация убийц», которая представляла собой «подлинную индустрию смерти но заказу — гигантское предприятие убийц, которое распространило свои щупальца но всей территории страны и функционировало в невероятных масштабах с пунктуальностью, точностью и необычайной эффективностью хорошо смазанного механизма.

Самое удивительное, что за десять лет существования этой грозной подпольной организации, действовавшей ежедневно и постоянно увеличивавшей счет совершенных преступлений, ни правительство, ни правосудие, ни ФБР, ни местная полиция даже не подозревали о наличии того, что пресса впоследствии станет называть «Мёрдер инкорпорейтед». В переводе это означает приблизительно следующее: «Корпорация убийц» или «Анонимное общество по совершению убийств на промышленной основе».

(Шарлье Ж.-М., Марсилли Ж. Преступный синдикат.М.,1983)

В настоящее время заказные убийства получили огромное распространение на территории бывшего Советского Союза: у людей появилось много денег и, соответственно, врагов. Газеты полны материалами об оплаченных убийствах, совершенных профессионалами. География таких убийств необычайно широка. Например, случай в городе Саранске.

«В криминальном Саранске ничего подобного еще не случалось. Ни разу еще жертвой наемных киллеров на становился политик, никогда наемные убийцы не действовали столь демонстративно.

Короткая справка. Олег Алиевич Еникеев родился в 1962 году в Магадане. Закончил аспирантуру Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта. В 1994 году был избран доцентом кафедры Мордовского госуниверситета.

Депутат Саранского горсовета, был заместителем председателя контрольно-бюджетного комитета. Стал стремительно входить в бизнес и политику, организовав ассоциацию «ЗО-й век». В ее составе несколько производственных предприятий, организаций сервиса в самых различных сферах юридических фирм. Ассоциация является учредителем популярных в республике газет «Столица С», «Вечерний Саранск, теле-и радиоканалов. Перспективной политической акций явилось создание благотворительного фонда „30-й век — эра милосердия“.